На сайте
Счетчики
Яндекс цитирования

laberty2 296x350 ПЕРВЫЙ КЛОУН В КОСМОСЕ, ПРОДОЛЖЕНИЕ

ГИ ЛАЛИБЕРТИ

ПОДГОТОВКА К ПОЛЕТУ оказалась сложнее, чем я ожидал. Во время всех этих медицинских обследований вы узнаете, что в теле намного больше отверстий, чем вы думали. Но самым тяжелым испытанием стало кресло — центрифуга. Это было ужасно. Ты садишься в кресло и закрываешь глаза. Когда оно вращается, нужно поворачивать голову в определенном направлении. Укачивает, бросает в пот и тошнит. Нужно продержаться десять минут, но без лекарств мне удавалось вытерпеть только две с половиной. Препараты помогли выдержать нужное время, но из-за лошадиной дозы после испытания я вырубился на 24 часа.

ВСЕ ПРОХОДИЛО В АСКЕТИЧЕСКОЙ обстановке. В Звездном городке нужно самостоятельно застилать постель и готовить еду. До учебного корпуса приходилось добираться на велосипеде, а не на привычном скоростном автомобиле. Я должен был учиться, стать одним из тех, кто слушает, а не говорит. Абсолютная противоположность моему привычному укладу. Тренировки напоминали интенсивную терапию. Размышляя о первых 50 годах своей жизни, о добре и зле, я хотел найти гармонию с самим собой до старта. У меня получилось.

В ТОТ МОМЕНТ, КОГДА ТЕХНИКИ запалили фитиль у меня под задницей, пришло чувство полной свободы. Я был для всех недосягаем. Ни один телефонный звонок не изменил бы ситуацию. Старт ракеты —захватывающее зрелище. Мощь и шум подавляют. Изнутри все выглядит обыденно. Пристегнутый пассажир перемещается в космос всего за восемь с половиной минут. Первое ощущение на орбите —восторг. Ты видишь Землю так, как не видел ее еще никогда в жизни. Видишь одновременно Землю и полную Луну. «Вот и все. Мы на месте!» —закричал я.

НЕВЕСОМОСТЬ МЕНЯЕТ ТЕЛО. Кровь приливает к голове, атрофируются мышцы, кости становятся хрупкими. Но именно для этого нужны тренировки и лекарства. Ненадолго приходит тошнота. После того как это прошло, все стало просто идеально. Я чувствовал себя как рыба в воде.

ДО СТЫКОВКИ с Международной космической станцией мы провели на орбите два дня. Три человека находились в помещении размером с багажник Volkswagen. К этому привыкаешь, начинаешь играть с едой, наслаждаться невесомостью и болтать с командой. Когда мы открыли люк шлюза, ведущего на МКС, я почувствовал запах, которого не слышал нигде на Земле. Я не могу его точно описать. Пахло чем-то горелым. «Это запах космоса», —сказал кто-то из экипажа.

ОДНИМ ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ сюрпризов в космосе для меня стала еда. То, чем нас кормили в России, больше напоминало собачий корм, чем человеческую пищу. На МКС были представители шести разных стран. Каждому из космонавтов позволили взять с собой на станцию дополнительный контейнер с любимой едой. Поэтому на обед у нас были фуа — гра, сосиски и соленья.

Я БЫЛ ПРЕДОСТАВЛЕН САМ СЕБЕ. Фотографировал, делал репортажи для телевидения, снимал документальный фильм. Я мало спал, отоспаться ведь можно и на Земле. По ночам делал фотографии и смотрел на Землю через иллюминаторы. Помните, как в детстве вы наблюдали за небом? Ляжешь и рассматриваешь проплывающие облака, меняющие форму. Пытаешься увидеть буквы, животных, что-то еще. Точно так же я чувствовал себя, когда делал фотографии в космосе.

ПРИЗЕМЛЕНИЕ СТАЛО 30 минутами чистого адреналина. Вспыхивала плазма за окном, температура за бортом превышала 1600 градусов. Этот жар чувствуешь кожей. Когда раскрылся парашют, нас трясло и кружило. Приземление не бывает мягким. Ощущение такое, словно попал в автомобильную аварию. Но кресло каждого подогнали под форму тела, нас крепко пристегнули. Главное —не высовывать язык, тогда все будет хорошо. Как только мы коснулись земли, я понял, что хочу подняться обратно и снова повторить весь полет.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.