Затерянный на орбите

Автор: 25.12.2011

ks 350x267 Затерянный на орбите

КОСМИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ

В 2007 году 34 — летнего первого заместителя главы ОКБ ФГУП «НПО имени С. А. Лавочкина» Максима Мартынова вызвал непосредственный руководитель. Предложение не стало неожиданным. «Все знали, что после ухода предыдущего главного конструктора проекта «Фобос — Грунт» браться за него никто не хотел, —рассказывает Мартынов. —Но я не стал отказываться». Проект по созданию космической станции для запуска к спутнику Марса финансировался еще с 2005 года, но к 2007 году почти ничего не было сделано.
Создание автоматической станции для межпланетной экспедиции —всегда большой риск, тем более когда речь идет о Марсе. В СССР успешными были лишь 30% полетов космических аппаратов к Марсу, намного лучше удавались экспедиции к Венере, Луне и полеты на орбиту Земли.

Мартынов собрал команду преимущественно из молодых сотрудников и «устроил настоящую гонку» —искали поставщиков, подбирали элементную базу, дорабатывали конструкцию. «Фобос — Грунт» планировалось запустить в 2009 году, но за год до этого он был готов только на бумаге. В 2008 году по межагентскому соглашению в конструкцию космического аппарата «Фобос — Грунт» пришлось ввести китайский микроспутник, что потребовало доработать аппарат и перевести с ракеты — носителя «Союз» на ракету — носитель «Зенит».
К 2009 году аппарат не был готов технически, кроме того, выяснилось, что спроектированный манипулятор не сможет взять грунт на Фобосе, если окажется на каменистой поверхности. Конструкцию нужно было дополнять вторым манипулятором с отбойным молотком. Запуск перенесли на осень 2011 года, но команда «Фобос — Грунта» жить спокойнее не стала. Как только стало известно о переносе старта, большая часть смежников запросила свое оборудование на доработку. С космического аппарата пришлось снять почти 80% бортовых систем. Полностью он был собран заново только в июле 2011 года, за три месяца до старта, при этом космическим аппаратам при обычных условиях требуется восемь — девять месяцев испытаний.
Мартынов говорит, что все необходимые испытания аппарат прошел: «Испытания в сборе проходили не больше двух месяцев, что крайне мало, но все программы были выполнены и согласованы с заказчиком». Работали в авральном режиме, в три смены, но все равно пришлось доделывать аппарат уже на полигоне: устранять выявленные в самый последний момент замечания по программному обеспечению. О переносе сроков запуска и речи быть не могло. К следующему астрономическому окну, когда возможен полет к Марсу, истекала гарантия на оборудование и приборы, аппарат пришлось бы строить заново.