Не видать бы человечеству «мерседеса»

Автор: 11.01.2014

Не видать бы человечеству «мерседеса», если бы Даймлер на определенном этапе остановился под предлогом того, что его идея абсурдна. Но он, к счастью, увлекался пиротехникой и однажды поджег электрической искрой смесь паров бензина и воздуха. Удивившись силе последовавшего взрыва, изобретатель начал думать в этом направлении, в результате появился на свет так хорошо нам известный бензиновый двигатель, который современникам Даймлера на тот момент казался чем-то вроде «адской машины».
Этап освоения идеи, т.е. «ассимиляция неизвестного», не обязательно начинается со взрыва, как в истории автомобилестроения, но, как правило, некий «взрыв», озарение, инсайт сопровождает этот процесс. А после него как раз и начинается этап освоения. Идея уже существует, но ухватиться за нее можно только краем сознания. В обычном, знакомом, привычном вдруг открывается нечто незнакомое, но очень значимое. Другими словами, происходит открытие неизвестного в известном.
Так, например, Гапилео Галилей, наблюдая за тем, как раскачивается люстра в Пизанском соборе, обнаружил, что люстра качается не просто так, она отсчитывает время. Ориентируясь на удары пульса, он заметил, что время колебания люстры остается постоянным, хотя размах делается все меньше. Это наблюдение послужило толчком к созданию маятниковых часов, когда Галилею удалось соединить маятник с устройством для поддержания колебаний и их отсчета. Правда, дальше разработок дело не пошло, первые механические часы были созданы уже после смерти ученого его сыном, который ни с кем не хотел делиться секретом этого устройства. К счастью, идея часового механизма с маятником пришла в голову не только Галилею. Как это иногда случается с особенно важными для человечества идеями, она посетила и другого изобретателя, голландского физика Христиана Гюйгенса.
Принцип нахождения неизвестного в известном лежит в основе многих, если не всех, значимых изобретений. Именно так были открыты антибактериальные свойства плесневого грибка пенициллиум нотатум, с помощью которого Александр Флеминг произвел настоящий переворот в медицине. Флеминг вообще-то не собирался открывать пенициллин. Изучением плесени занимались другие ученые, а он увлекался стафилококками. Открытие произошло случайно.
Этап освоения идеи — процесс глубоко личный, описать его практически невозможно, так же как процесс рождения стихов или музыки. На этом этапе изобретатель скорее поэт или философ, чем ученый. Обнаружив полное отсутствие стафилококков в чашке с плесенью, Флеминг позволил себе философское рассуждение, которое способствовало многим великим открытиям: «А если предположить, что...».
И как выяснилось, абсурдное на первый взгляд предположение оказалось абсолютно верным.