Так, в конце марта 2005 г

Автор: 23.08.2015

Так, в конце марта 2005 г., для проведения очередных ЛТУ на полигон Ашулук в Астраханской области был вновь перебазирован Ка-50 №01-04 под управлением летчика-инструктора 344-го ЦБП и ПЛС А.Ф. Аникина. Машина прибыла на аэродром базирования 30 марта. Чуть ранее туда же для оказания технической помощи в испытаниях «связки» «Акулы» как корректировщика и бомбардировщиков, как носителей АСП, была направлена бригада камовцев под руководством ведущего конструктора A.M. Симонова.
По воспоминаниям Алексея Михайловича, все произошло в соответствии с известным афоризмом B.C. Черномырдина — «хотели как лучше, получилось как всегда». 31 марта была проведена комплексная проверка всех систем вертолета. Ведущий инженер ЛИК А.А. Меркушов, ведущий инженер В.Н. Балакин, начальник сектора Л.Н. Введенский и инженер 90-го отдела КБ В.В. Карленко вместе с техническим экипажем вертолета убедились в исправности аппаратуры и готовности машины к испытательным полетам. Особое внимание уделили устойчивости работы телеавтомата, дальномера и навигационного комплекса. Именно от этих систем зависели результаты ЛТУ.
А.Ф. Аникин в то время участвовал в постановке задачи и отработке сценария ЛТУ. Главным было добиться взаимодействия с экипажами носителей высокоточных АСП, в роли которых предстояло выступить фронтовым бомбардировщикам Су-24. По замыслу организаторов учений предполагалось, что Ка-50 выполнит два вылета по обеспечению корректировки ударов двум парам Су-24. Ведущий бомбардировщик нес 2 ракеты Х-25МЛ и 2 бомбы КАБ-500Л, а ведомый — еще две Х-25МЛ. Таким образом, в каждом вылете предполагалось израсходовать 12 АСП. При этом назначалось 12 целей. Командование пыталось воплотить в жизнь старинный советский девиз «каждую ракету — точно в цель».
Предполагаемая нагрузка на аппаратуру «Акулы» явно находилась на грани эксплуатационных возможностей, в первую очередь, лазерного дальномера. Поэтому, изучив сценарий, камовцы дали А.Ф. Аникину рекомендацию по возможности прекращать подсвет цели сразу же по окончании применения управляемого боеприпаса.