Две недели пролетели очень быстро

Автор: 22.04.2015

Две недели пролетели очень быстро, и настало время распечатать и сброшюровать то, что наготовила группа А.Ю. Вагина. За сутки до подачи материалов было принято решение прекратить вносить какие-либо изменения в соответствии с принципом «лучшее — враг хорошего». Принялись размножать и брошюровать тома. И, как положено в триллере, неожиданно вышла из строя копировальная установка, которая могла печатать по 4 требуемых экземпляра. Теперь «ксекоркс» был способен «выплевывать» за раз только одну страничку. Это была почти катастрофа: при получившемся объеме томов такая скорость размножения не позволяла закончить работу в срок, даже если работать всю ночь. Однако камовцы продолжали работать, а коллеги из LG бегали по всему многоэтажному зданию в поисках техники, которую можно было бы подключить к процессу. Так прошла вся ночь... К собственному восторгу и удивлению корейцев к 7 часам утра все было подготовлено и сброшюровано. Оставшимся на ногах участникам оставалось только упаковать тома в большие коробки. До времени окончания подачи материалов в тендерный комитет оставалось три часа...
Главной интригой того дня был уже не вопрос, успеют ли камовцы заявиться, а совсем другой — кто еще в числе претендентов на победу. Александр Юрьевич вспоминает, что все были уверены — уж Boeing со своим «Апачем» и Bell с «Королевской Коброй» точно придут, они всегда присутствовали в Южной Корее. Но будут ли участвовать в «малом чемпионате» европейцы: те же итальянцы со своей так и не пристроенной никуда «Мангустой» или франко-германский альянс с «Тигром»? По турецкому опыту не исключалось появления и южноафриканских гостей из Denel с «Руиволком». Более того, ходили слухи, что МВЗ им. М.Л. Миля тоже собирается принять участие с вертолетом Ми-28, который теоретически мог представить другой российский спецэкспортер. Да-да, тогда технику могла продавать не только Государственная компания «Росвооружение», но и ФГУП «Пром-экспорт», во главе которого стоял мало кому тогда известный Сергей Викторович Чемезов. Попытки «росвооружен-цев» выяснить позицию собратьев по торговле натыкались на стену молчания, что вселяло некоторое напряжение: неужели это очередной тур «бесконечного конкурса»?