Будни корейского тендера

Автор: 22.04.2015

Начались длительные переговоры, которые проводились по секциям. Одни обсуждали текст контракта, другие занимались обсуждением технического облика, третьи — логистикой, финансисты спорили о ценах. Во всех этих группах, и прежде всего в контрактной и ценовой, по всем правилам, должны были участвовать представители «Рособоронэкспорта», как компании — участника тендера. «Камов» же, согласно федеральным законам, являлся только головным исполнителем. Но в тот момент этот нюанс, похоже не осознавали даже в «Рособоронэкспорте», который переживал трудности организационного оформления. Так что представители спецэкспортера участвовали в работе апериодически. Состав делегации «Рособоронэкспорта» постоянно менялся, что не самым лучшим образом отражалось на переговорном процессе. Однажды даже руководитель закупочного департамента МО Южной Кореи спросил А.Ю. Вагина: «А с кем мы будем заключать контракт? С «Камовым» или -Рособоронэкспортом»? Пока на переговорах мы видим в основном команду -Камова». Александру Юрьевичу пришлось выкручиваться, стараясь не выйти за рамки закона. Кстати, такой же вопрос позднее официально зададут турки на втором этапе конкурса АТАК. Но обсуждение Федерального закона о военно-техническом сотрудничестве не входит в рамки рассказа о судьбе «Акулы» и «Аллигатора».
Наконец, и в «Рособоронэкспорте» пришли к выводу, что надо бы навести порядок в переговорном процессе. Во главе команды поставили B.C. Макарей-кина, который сумел наладить работу по самым высоким стандартам.