Юлианский календарь

Автор: 31.03.2012

Египтяне знали о существовании ошибки летоисчесления, однако, не исключили ее из своего времясчисления. Начало их года было связано с первым видимым появлением Сириуса, самой яркой звезды созвездия Большого Пса, и потому, промежуток времени в 1460 лет, когда в результате складывания ошибки календаря получался целый год, они называли периодом созвездия Пса или Софическим периодом.
Невежество и суеверия внесли такую путаницу в календарь, что уже в Риме осенние празднества совершались летом, а время жатвы праздновалось в середине весны. Только и 46 году, по нашему летосчислению, Юлий Цезарь положил конец этому непорядку и придал году почти его действительную величину—365х/4 суток.
Однако, эта четверть суток создавала большие неудобства. Что же с ней сделать? Куда ее втиснуть? В результате Цезарь оставил для года его прежнее значение в 365 дней, но для того, чтобы учесть потерянные дробные части суток и привести в согласие показание календаря с солнцем, он устроил так, что к каждому четвертому году прибавлялся один день. Он очень долго думал над этим. В конечном итоге ему помогло рисование звезд и планет, расчеты зависимостей, переставление их местами, и он все-таки втиснул лишнюю четверть суток от года. По имени Юлия Цезаря, впервые шедшего поправку, этот исправленный календарь принято называть юлианским время счислением.
В результате юлианской реформы за каждыми тремя годами в 365 дней должен был следовать один год, так называемый високосный в 366 дней. Для того, чтобы можно было сразу определить, какой год является високосным, существует следующее правило: то число года, которое делится на четыре или, что тоже самое, если две его последние цифры делятся на четыре, соответствует високосному году, если же нет—год простой. Таким образом, 1888, 1892, 1896 и т. д. были високосными годами; 1886, 1887, 1889, 1890 и т. д.— простыми годами. Заключительные года каждого столетия 1800, 1900, 2000 и т. д. должны иметь по 366 дней, т. к. эти числа кратны четырем. Однако, мы скоро увидим, что после Юлия Цезаря, были сделаны кое-какие отступления.
Когда Юлий Цезарь вводил в употребление свой календарь, он учел не только возможные в будущее ошибки, но и те, которые 'были сделаны в прошлом. Для устранения путаницы, получившейся от этих прошлых ошибок, он распорядился, чтобы тот год, в котором впервые вступали в силу его нововведения, должен был иметь 14 месяцев, в общей сложности 445 дней. Этот год, заполнявший своей необычайной продолжительностью прорехи прошлого и поставивший все даты на их настоящие места, был назван путанным годом. Он соответствовал 708 году от основания Рима и 46 году ют Рождества Христова.
Но уже римляне выделили один месяц, который отличался от остальных своей малой продолжительностью. Это—февраль, насчитывающий всего 28 дней. Что же могло быть проще того, как искусственным включением несколько удлинить этот день? Юлий Цезарь, который не задумался подвергнуть последний год увеличению на два месяца, не отважился бороться с укоренившимися предубеждениями. 28 дней февраля он должен был оставить в полной неприкосновенности, не желая подвергнуться опасности быть публично заклейменным, как человек, посягнувший на божественное устройство мира. Однако, дополнительный день високосного года все-таки был тайно причислен к февралю, так что этот злосчастный месяц каждый четвертый год имел на один день больше своих обычных 28 дней этого месяца, именно 23 число через каждые четыре года в календаре дважды повторялось. Затем, после этой двойной даты, февраль имел свою нормальную продолжительность и кончался, как требовало то время, 28 числа. Видимость, таким образом, была сохранена. В настоящее время февраль перестал уже стыдиться своего дополнительного дня. В продолжение трех следующих: один за другим лет он имеет 28 дней, а каждый четвертый год—29.
О новом летосчислении должны были заботиться жрецы. Но они, к несчастью, ошиблись в расчете и против правила заставляли приходить високосный год каждые три года. Эти мудрые люди, предсказывавшие по полету ворона и прожорливости священных кур, несмотря на их протест против месяца в 29 дней, не понимали, что четверть должна повториться четыре раза, чтобы получилось целое.
Но продолжительность года, принятая Юлием Цезарем, все-таки была слишком велика. Мы знаем—для того, чтобы земля пришла в исходную точку своей орбиты, требуется не 365 дней, и 6 часов, а 365 дней 5 часов 48 минут и 48 секунд. Таким образом, в году получалась разница в 11 минут, а в 128 лет—целые сутки. Первый день 129. года должен был уже пройти, в то время, как по календарю только кончался последний день 128 года.