Кругосветное путешествие

Автор: 29.01.2012

Предположим, что в это мгновение на Гринвичском меридиане полдень. Тогда в Англии, Франции и Испании, если мы не примем во внимание крайних восточных и западных точек этих стран, 12 часов. Двинемся дальше на восток! Константинополь и южный Каир находятся под 30 меридианом. Они лежат под 30° восточной долготы. Следовательно, солнце, которое проходит в течение часа 15 градусов с востока на запад, уже 2 часа как оставило в Турции и Египте наивысшую точку своего дневного пути. В этих странах часы показывают 2 часа пополудни. Так как на протяжении одного и того же меридиана время одинаково, то 2 часа будет и в Малой Азии, на берегах Тананиксдого озера, 2 часа пополудни будет и для феллаха, который, может быть, в это самое мгновение, под скудной тенью пальмы наполняет кожаное ведро водой из Нила для того, чтобы полить свою грядку с луком, 2 часа и для каффа, кожа которого густо намазана жиром и не боится ядовитых укусов москитов. 4 часа пополудни показывает стрелка часов в Уральских горах рудокопу, который на 60-ом меридиане ищет золотые и платиновые жилы в граните. Южнее открываются зеленые степи и солончаки берегов Аральского моря. И недалек момент, когда татары-пастухи начнут доить лошадей, чтобы из молока приготовлять свой национальный напиток. На берегах Ганга, на 90 градусе широты—6 часов; запад окрасился в пурпур и солнце, вероятно, уже заходит. Из густо растущей травы на берегах реки поднимает свой зеленый глаз крокодил, поворачивает безобразную голову, чтобы бросить последний взгляд на мерцание догорающего дня. Здесь слон приветствует наступающие сумерки трубными звуками, а тигр—грозным рычанием.
Вблизи 120 меридиана находится огромный город, жители которого уже поужинали тогда, как вы сами едва ли успели пообедать. Это—Лекин, главный город Небесного государства, окутанный почти полной темнотой 8-го часа вечера. На площадях, при свете пестрых фонариков, движутся веселые толпы народа, с длинными, почти до пят, косами. Гонг и бамбуковая флейта зовут уличных зевак смотреть кукольное представление. А там, в окне, за муслиновой занавесью, с нарисованными на ней драконами, видим мы мандарина, сидящего за запоздавшей едой. Вот ему подали суп из ласточкины гнезд, который он с удовольствием уплетает, и ловко управляется двумя палочками из слоновой кости, которые ему служат ложкой и вилкой. Может быть мы его застанем, когда он положит опиум в свою трубку и станет «опьянять себя этим адским снадобьем.
Но что мы заметили в это время там внизу, почти на конце земли! На опушке леса пляшет вокруг потухшего костра с полдюжины дикарей, некоторые из них роются в золе, чтобы перед сном вытащить оттуда последние остатки гнезда красных муравьев, которое жарили в костре для своей вечерней трапезы. Это—туземцы Австралии, жалкие, обреченные на вымирание сочлены человеческой расы.
На Камчатке ночь уже давно наступила; несмотря на темноту, мне кажется, что я различаю хижину, наполовину врытую в землю. Да, это так. Труба дымится, значит, там не спят. Медведь попался сегодня в петлю, как рыба в сеть. Этим и объясняется затянувшаяся пирушка до поздней ночи.
Еще дальше под 180 меридианом, на крайнем востоке Сибири, у Берингова пролива—полночь. В Новой Зеландии полночь еще не наступила. Не будем будить спящих людей, с разрисованным страшными узорами телом, которые еще недавно кровавым путем добывали себе человеческое мясо.
Только под 120 градусом западной долготы в Калифорнии, мы имеем твердую почву под ногами. Сейчас 4 часа утра. Сан-Франциско, который в 1906 году был разрушен внезапным землетрясением, и за это время опять отстроился, еще спит. Если бы был день, я бы смог вам показать золотые жилы калифорнийских ущелий, лежащие в горной глубине страны. Я остановил бы ваше внимание на группе огромных елей—патриархов растительного царства—величественные стволы которых несут бремя 1000—2000 лет. К сожалению, для этого ночь слишком темна.
У устья Миссисипи 6 часов утра. Солнце всходит. На высоком берегу стоит фламинго на одной ноге. Он одно мгновение смотрит на подымающееся из морских глубин солнце, затем, испустив радостный -крик, одним сильным взмахом крыльев поднимается на воздух. Дальше к северу, поблизости от озера Канады, кричит олень среди заиндевевших деревьев, а на высоких волнах Чилийского моря видно множество дельфинов, которые в веселом упоении кувыркаются в море, под лучами восходящего солнца. И кто-то готовится получить образование за границей
На западном берегу Гренландии, у эскимосов, 8 часов утра. Спешит охотник для преследования соболя и голубой лисицы через снежную равнину с санями, которые тянет дюжина собак. 8 часов и в середине Бразилии; маленький колибри больше не может выносить жарких солнечных луней и, после того как целое утро охотился вместе с бабочками по цветам за медом, прячется в густую тень непроходимых лесов, 10 часов утра для кораблей Атлантического океана и 12 часов для Гринвичского меридиана, от которого мы начали наше путешествие.
Земля вертится, и роли меняются. Кто спал—просыпается. Кто бодрствовал — засыпает, кто работал — идет отдыхать, кто отдыхал—начинает работать. И так все время, -все время в деятельности, ни одного мгновения покоя!